uuuaa (uuuaa) wrote,
uuuaa
uuuaa

Мы и армия




«...коммунистическая партия пришла к власти не для того, чтобы заменить трехцветные флаги на казармах на флаги красные» 

Л.Д.Троцкий. Как вооружалось революция. 

Большевики всегда считали армию одним из главных столпов буржуазного государства. Поэтому они всячески пытались разрушить ее, заменив ее пролетарской милицией. Именно на это и были направлены все их усилия в первые годы Советской власти. Происходили выборы командиров, создавались Солдатские Советы, были отменены все звания, титулования и ордена, институт вестовых был ликвидирован. Вот как описывает Д.Рид атмосферу в армии в сразу после революции: 

«...В этот момент кто-то постучал в дверь. Она открылась, и появилась фигура полковника. Никто не встал, но все громко поздоровались с ним. «Можно войти?»,–спросил полковник. «Просим, просим!»,–радушно ответили солдаты. (...) Бакланов, понизив голос, чтобы не задеть полковника, объяснил мне положение. «Видите ли»,–сказал он: «я председатель комитета. Мы всецело распоряжаемся батальоном, а полковник получает от нас права командира только во время боя, когда батальон подчинен ему и его приказы обязательны для всех. Но он отвечает перед нами за все. В казармах он ничего не может сделать без нашего разрешения... Можно считать его нашим служащим...». 

Такие нравы были в армии после революции и они лучше всего выражали те идеалы к которым стремились большевики. Именно эти войска, совместно с рабочей Красной гвардией смогли разбить контрреволюцию Керенского и Каледина в первые послереволюционные месяцы. Войска с выборными командирами смогли победить опытных военных. Но в разгар гражданской войны, наступления сначала немецкого империализма, а затем стран Антанты, встала необходимость в увеличение армии. В отсталой аграрной стране да еще изможденной мировой войной, которой была Россия, не было возможности придерживаться пролетарского принципа построения вооруженных сил. Крестьяне, составляющие большинство населения, отказывались воевать. И тогда вместо добровольности был применен принцип обязательного призыва. Для привлечения военспецов применялся комбинированный метод принуждения и поощрения. 

После победы в гражданской войне и до уничтожением сталинистами большевистской оппозиции, Красная Армия продолжала оставаться самой демократичной армией мира. Вот что вспоминал Волленберг, командир Красной Армии: 

«В 1924 г. Жалованье командира корпуса составляло 150 руб. в месяц, что примерно соответствовало заработной плате квалифицированного рабочего-металлиста. Эта сумма была на 25 руб. меньше «партмаксимума»... В то время не было специальных офицерских столовых. Пища офицеров и солдат приготовлялась в одной и той же кухне. В свободное от службы время офицеры-коммунисты редко носили знаки различия и зачастую обходились без них даже при исполнении службы. В Красной Армии того времени подчинение младших чинов старшим осуществлялось только при исполнении воинской службы и во всяком случае, каждый солдат знал своего командира, независимо от того, носил ли тот знаки различия или нет.» 

Кроме того, солдатам разрешалось жаловаться на своих командиров в военную прокуратуру, что они и делали. В 1925 г. ежемесячно в среднем поступало 1892 жалобы, в 1926 г.-1923, а в 1927 г.-2082. 

Но после того как бюрократия смогла закрепить свою политическую власть в государстве, в армии, как и во всей стране начался регресс политической жизни. 22 сентября 1935 года в Красной Армии вводятся офицерские звания. Офицерство с самого начала стало отделятся от солдатской массы, становясь бюрократической кастой на теле рабочего государства. Если в первые годы Советской власти льготы для «спецов», гражданских и военных, были обусловлены острой нехваткой специалистов подде рживающих революцию, то в последующем, после воспитания своих пролетарских кадров, эти меры стали просто реакционными. Тем не менее, дифференциация уровня жизни солдат и офицеров стремительно росла. В 1937 году среднегодовое жалование рядовых и низшего комсостава вместе составляло 150 руб, а офицеров — 8000 руб. Сталинисты в разделение армии смогли переплюнуть даже империалистов. Во Второй Мировой войне рядовые в Советской Армии получали 10 руб, в месяц, лейтенанты — 1000руб, а полковники — 2400 руб. В армии США, рядовые получали— $50, лейтенанты–$150, а полковники–$333. Особенно разница в условиях жизни рядовых и офицеров ярко бросается в глаза на флоте, где у офицеры живут в роскошных каютах, а матросы ютятся в маленьких каморках. В ходе войны были также введены погоны, это стало очередным надругательством над памятью погибших революционеров. «Золотопогонники» — это ругательство времен Гражданской войны, и вот теперь вся старая, реакционная дребедень опять была вынута Сталиным из нафталина. Ни один из тех кто погиб борясь с беляками не мог представить, что пройдет немного времени и в Красной Армии начнут награждать орденами с ликами царских сатрапов, типа кровавого палача польского народа и руководителя подавления Пугачевского бунта, Суворова. Но правящая бюрократия кажется совсем не имела стыда. 

После победы в войне, в СССР, все больше и больше, государственной политикой становится советский патриотизм, пришедшей на смену пролетарскому интернационализму. Офицерство в такой ситуации становится главным выразителем этих настроений. Все меньше прав остается у рядовых. От дружеских отношений между рядовыми и офицерами ушли в небытие. Рядовые и младший комсостав обязаны уступать старшим по звание место в транспорте, если те стоят. Даже во время отпуска офицеры не имеют права сидеть за столом в общественных местах с рядовыми и сержантами. К каждому офицеру прикрепляется вестовой. По отношению к солдатам офицеры могли практически все. В уставах принятых 1940 году, указывается, что: «В случае неповиновения, открытого сопротивления или злостного нарушения дисциплины и порядка командир имеет право применить все меры принуждения, вплоть до применения силы и оружия. Командир не несет ответственности за последствия если он для принуждения не повинующихся приказу и для восстановления дисциплины и порядка будет вынужден применить силу или оружие. Командир, не проявивший в этих случаях твердости и решительности, не проявивший всех мер к выполнению приказа, предается суду военного трибунала». Военный трибуналы, полностью закрытые от общественности, стали тем кистенем с помощью которого держаться в повиновение солдатские массы. Также солдатам запрещается подавать коллективные жалобы. Солдаты старательно разобщаются, любой совместный протест приравнивается к бунту, и может окончится штрафбатом для недовольных. 

В современной Росии, наши сталинисты продолжают питать надежду в отношение армии и особенно генералитета, забывая, что те уже давно переродились. Так например, РКРП-шный комсомол призывает молодежь активнее идти служить в армию. События 1993 года их так ничему и не научили. Либерералы в свою очередь требуют наемной армии, понимая, что лишь такая армия будет защищать их капиталы. Тем самым, они стараются привлечь на свою сторону молодежь. Сталинисты тут явно им проигрывают. Но, что такое наемная армия, и чего в такой ситуации должны добиваться марксисты? Наемники годны воевать только против безоружных, а в реальных боевых действиях они абсолютно неэффективны, что и показала война в Чечне, где совершенно бесправные призывники использовались как пушечное мясо, в то время, как контрактники прятались за их спины. Но у наемной армии и нет цели воевать, она создается для подавления народных выступлений. Еще одно предложение либералов, это создание альтернативной службы. Самое смешное при начале военных действий в армию начнут забирать всех: и пацифистов, и сектантов и пр. Альтернативщики обрекаются на рабский труд, становятся легальными штрейкбрехерами на случай забастовок. Так же они снижают зарплату в тех отраслях в которых будут трудиться, тем самым выступая на стороне капитала. 

Какую же альтернативу могут предложить марксисты? Понимая, что наш идеал — рабочая милиция, возможен только после победы революции, мы выступаем за самые широкие права солдат. Мы требуем отмены военных трибуналов и роспуска штрафных батальонов, передачу всех дел в гражданские суды. Дезертирство не должно быть уголовно наказуемо, если солдат бежит из части, значит для этого есть причины. Создание солдатских комитетов имеющих право вмешиваться в хозяйственную и политическую жизнь армии. Демократизации отношений между офицерами и солдатами. Ограничение службы 8-ю часами в день, после которой солдат может быть полностью свободен и имеет право тратить свое свободное время по собственному усмотрению и не обязан носить форму в неслужебное время. Право солдат ночевать вне казармы. Право солдат жаловаться на своих командиров в гражданские суды. 

Такая программа не только оздоровит порядки в российской армии, но и привлечет на сторону революции солдатские массы.
14liUtach
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments