uuuaa (uuuaa) wrote,
uuuaa
uuuaa

Социальное неравенство в 30-40 годы

Октябрьская революция, победившая в России, была крайне эгалитарной, по своим устремлениям. Ее целью было, то, что не смогла выполнить буржуазная революция, написавшая на своих знаменах: «Свобода! Равенство! Братство!», — но не выполнившей обещанного. Но после поражения германской революции, а с ней и мировой, и из-за крайней отсталости страны, все уравнительные тенденции начали постепенно сворачиваться.

<lj-cut>

«Русская интеллигенция в целом враждебно встретила Октябрьское восстание. (...) В массе своей интеллигенция была за Февраль, за демократию, за Учредительной собрание». (Д. Боффа История Советского Союза)

Сразу после революции, буржуазные специалисты начали саботаж новой власти. Поэтому Советской власти для привлечения всевозможных спецов пришлось применять к ним не только «кнут» репрессий, но и «пряник» повышенной оплаты.

«А специалисты неизбежно являются в массе буржуазными, в силу всей обстановки той общественной жизни, которая сделала их специалистами. Если бы наш пролетариат, овладев властью, быстро решил задачу учета, контроля, организации во всенародном масштабе, — (это было неосуществимо вследствие войны и отсталости России) — тогда, сломав саботаж, мы всеобщем учетом и контролем подчинили бы себе полностью и буржуазных специалистов.(...) Нам пришлось теперь прибегнуть к старому, буржуазному средству и согласится на очень высокую оплату «услуг» крупнейших из буржуазных специалистов. (...) Ясно, что такая мера есть компромисс, отступление от принципов Парижской Коммуны и всякий пролетарской власти, требующих сведения жалований к уровню платы среднему рабочему, требующих борьбы делом, а не словами, с карьеризмом. Мало того. Ясно, что такая мера есть не только приостановка — в известной области и в известной степени — наступления на капитал (ибо капитал есть не сумма денег, а определенное общественное отношение), но и шаг назад нашей социалистической, Советской, государственной власти, которая с самого начала провозгласила и повела политику понижения высоких жалований до заработка среднего рабочего.» (В. И. Ленин. Очередные задачи Советской власти.)

Расчет был на то, что такое положение продлится недолго, до воспитания собственных пролетарских кадров или до победы мировой революции.

Одним из факторов такого воспитания стал партмаксимум, то есть любой чиновник, будь то директор, офицер и т. д., будучи членом партии, не мог получать больше чем квалифицированный рабочий. Так, например, в 1924 году партмаксимум составлял 175 руб., примерно столько же получал квалифицированный рабочий металлист.

Но после поражения Левой оппозиции, прихода к власти сталинской фракции, началось стремительное расслоение населения СССР. Заработки и жизненный уровень бюрократии и рабочих, под бравурные речи о приближение социализма, начали, стремительно расходится в противоположных направлениях. «По условиям повседневной жизни, советское общество уже сейчас делится на обеспеченное и привилегированное меньшинство и прозябающее в нужде большинство, причем на крайних полюсах неравенство принимает характер вопиющих контрастов. Продукты, предназначенные для широкого обихода, несмотря на высокие цены, по правилу — крайне низкого качества и, чем дальше от центров, тем труднее их достать». (Л. Троцкий Преданная революция.)

Сталин в своей борьбе с Левой оппозицией начал все больше и больше стал опираться на бюрократию. Стараясь еще крепче привязать ее к себе, он начал улучшать ее материальное положение, путем роста зарплат и привилегий. Именно при нем стали появляться дома с комнатами для прислуги, в то время как рабочие продолжали ютиться в бараках и коммунальных квартирах. Именно такие большие квартиры предназначались для стремительно растущей бюрократии. Это хорошо видно даже из художественных фильмов того времени. Например, в фильме «Подкидыш» можно увидеть разницу в жилищных условиях чиновников, нанимающих прислугу, и простых рабочих живущих в коммуналках. В то же время строя такие хоромы для бюрократии, городские дома, построенные в 1939 году 32% не имели водопровода, 38% канализации, 92,7% не имело газа, 54,7% центрального отопления.

В 1926 году Троцкий в своем письме с возмущением приводил такие цифры: «Зарплата служащих промышленности во втором квартале повысилась до 101,42 черв. рубля против 98,38 в первом квартале, в то время как зарплата рабочих упала до 51,44 черв. рублей в первом квартале». Но с упрочением сталинизма эта пропорция стала стремительно расти. 1937 году плата инженеров составляла 1500 руб. в месяц, директора 2000 руб. квалифицированный рабочий получал 200-300 руб. минимальная зарплата поденных рабочих составляла 115 руб. Директора также могли получать (и получали) огромные премии.

Еще одним примером расслоения советского общества, при Сталине, стала система государственных пенсий. «В случае смерти рядового Советской Армии, который был до призыва рабочим или служащим, его семья получает пенсию в размере от 52,5 до 240 рублей в месяц. Если же он не был рабочим или служащим, то его семья получает 40, 70 или 90 рублей в зависимости от числа нетрудоспособных иждивенцев (один, два, три или более). (...) В то же время семья полковника после его смерти получает 1920 рублей в месяц». ( И. И. Евтихьев, В. А. Власов, Административное право СССР)

«Одним из особенно ярких, чтоб не сказать вызывающих, проявлений неравенства является открытие в Москве и других крупных городах особых магазинов с высококачественными товарами, под очень выразительным, хотя и не русским названием «Люкс» (роскошь). В то же время непрекращающиеся жалобы на массовое воровство в гастрономических лавках Москвы и провинции означают, что продуктов питания хватает только для меньшинства, тогда как кормится ими хотят все». (Л. Троцкий Преданная революция) В поездах в это же время появляются вагоны разных классов, бюрократия предпочитает СВ, а рабочим остаются общие вагоны.

Крымские и Кавказские курорты наводняются чиновниками всех мастей. «Совбуры» как метко окрестили, рабочие таких бюрократов, строят себе огромные дачи, в которых их семьи отдыхают летом, у многих высокопоставленных чиновников жены даже могли позволить себе не работать. Женщины–работницы же вынуждены были ради куска хлеба выходить на панель. В. Серж в своей книге «От революции к тоталитаризму» пишет, как нужда гнала таких женщин заниматься проституцией, они шли к расположенному рядом авиаполку, где продавались офицерам за кусок хлеба. «Осенью прошлого года ``Известия” неожиданно сообщили, например, об аресте в Москве „до 1 000 женщин, тайно торгующих собою на улицах пролетарской столицы”. Среди арестованных оказались: 177 работниц, 92 служащих, 5 студенток и т. д. Что гнало их на тротуар? Недостаточный заработок, нужда, необходимость „подработать на платье, на туфли". (Л. Троцкий Преданная революция)

Партмаксимум был пересмотрен в 29 году, а чуть позже и вовсе отменен. Эта стало одним последних признаков перерождения рабочего государства. В Ленинграде после его отмены пришлось даже вводить специальное, секретное распоряжение, принуждающее коммунистов получать зарплату целиком. Но Сталину нужны были не коммунисты, а бюрократы. Несогласные, с таким решением получили свое в 37 году.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что когда сталинисты с ностальгией говорят нам о «прекрасной сталинской эпохе», они безбожно врут.

 U
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments