uuuaa (uuuaa) wrote,
uuuaa
uuuaa

Восстание в Свеаборге и Кронштадте

Третий съезд РСДРП, состоявшийся в апреле-мае 1905 года, предложил всем партийным организациям «принять самые энергичные меры к вооружению пролетариата, а также к выработке плана вооруженного восстания и непосредственного руководства таковым...». Большая роль в будущем восстании отводилась Балтийскому флоту.
<lj-cut>
Большевики развернули широкую работу в войсках, в результате чего число военных организаций с 27 выросло до 50 к 1906 году. Военные организации наладили массовое издание и распространение нелегальной литературы для армии. Большим влиянием среди матросов и солдат пользовалась большевистская газета «Казарма». Ее номера более чем на половину состояли из писем и корреспонденций солдат и матросов, в отличие от меньшевистской «Солдатской беседы».

К весне 1906 был подготовлен план восстания. Большая роль в нем отводилась Свеаборгу и Кронштадту.
Восстание в Свеаборге

Проводить революционную работу на территории Финляндии было значительно легче, чем в России, здесь не было русской полиции. В дни октябрьской стачки 1905 года рабочие Гельсингфорса создали отряды Красной гвардии. Эти отряды существовали вполне легально. К лету 1906 года Красная гвардия насчитывала до 20-30 тысяч человек, правда вооружена из них была только часть. Правда руководство финской социал-демократии стояло на оппортунистических позициях.

В русских войсках дислоцированных на территории Финляндии большевиками была создана Финляндская большевистская военная организация, которая подчинялась ЦК РСДРП. Важным центром ее работы была Свеаборгская крепость, здесь позиции большевиков были наиболее сильные. Свеаборгская крепость располагалась на 13-ти островах, и закрывала в ход в Гельсингфорс. Главные форты крепости находились на островах — Михайловском, Александровском и Артиллерийском. Центральная крепость и комендатура располагались на Комендантском острове. В 1906 в крепости было расквартировано 6 тысяч солдат.

В самом Гельсингфорсе стояли 2 батальона II-го финского стрелкового порта. На полуострове Скатуден (в районе города) находился военный порт т 20-й флотский экипаж. Все эти войска были охвачены революционной пропагандой.

Крепостной комитет военной организации большевиков возглавлял подпоручик Аркадий Петрович Емельянов, носивший партийную кличку «Филипп». Его помощником был подпоручик Евгений Львович Коханский. Им было поручено вести работу среди солдат. К концу 1905 года в Свеаборгской крепости ими была создана военная организация. Кроме них в комитет входили артиллеристы Т. Я. Детенич, В. Е. Тихонов, М. И. Иванов, П. Г. Герасимов, В. Е. Виноградов, рядовой крепостного пехотного полка Н. М. Воробьев.

Напряжение в армии нарастало. В апреле, 1906 года в крепости вспыхнуло волнение из-за гнилых сапог, выданных интендантом. Все чаще стали происходить солдатские митинги и собрания. Так на одном из митингов были выдвинуты требования начальству, среди которых были: «Выборное начальство армии и флота; сокращение срока службы до 2-х лет; увольнение из казармы в свободное время; вежливое обращение; отмена специальных и административных законов и учреждений для солдат».

По плану восстания предполагалось захватить Свеаборг и Кронштадт, к которым должен был присоединиться Балтийский флот. Это стало бы сигналом к всероссийской стачке и восстанию в Петербурге. Начальство, догадывалось о предстоящем восстании, и старалась спровоцировать его преждевременное выступление. Было необходимо не допустить этого. Провокационную роль в преждевременном выступлении Сваборга сыграли эсеры. Как отмечал Красин: «Решение эсеров относительно Кронштадта привело к преждевременной вспышке в Свеаборге».

После того как план восстания стал известен царской охранке, власти поспешили рассредоточить флот по Финскому и Рижскому заливам. Экипажи кораблей были вычищены от «смутьянов», списанных на берег и арестованных матросов заменили гардемаринами и офицерами. Тем самым флот был нейтрализован для восстания. А на него возлагались основные надежды. Но эсеры продолжали обещать поддержку флота. В этом проявилась провокационная роль эсеров.

Как отмечалось в одной из большевистских листовок: «Наша тактика была: готовиться, организовываться и ждать общего движения, тактика эсеров — начинать, а за нами, мол, не отступят и остальные... Все свое дело они вели как заговорщики, рассчитывая на то, что самое важное в этом деле — тайна, внезапность нападения. Мы же полагали, что если уж идти на восстание, то надо придать ему массовый характер, надо подготовить настроение на митингах и массовках и в решительный момент вызвать на улицу многотысячную толпу рабочих».

Волнения начались 16 июля. Перед этим 15 эсеры на митингах призывали к восстанию, обещая поддержку флота и Кронштадта. Непосредственным поводом к началу восстания, послужили события в минной роте. Солдаты минной роты потребовали отменить приказ о прекращении выдачи так называемых «винных денег». На следующий день рота отказалась ставить минные заграждения. Комендант крепости Лайминг приказал арестовать непокорных минеров. Арестованным минерам больше суток не давали есть. Минерам обратились к артиллеристам с призывом о помощи. Артиллеристы потребовали от крепостного комитета немедленно поднять восстание.

Но в комитете понимали преждевременность восстания, поэтому было решено отложить выступление, ограничившись требованием к коменданту об освобождение арестованных. Так и сделали, но командование отказалось освободить минеров. Ситуация накалилась до придела.

Восстание стихийно началось в 10.30, когда солдаты 6, 8 и 9 роты разобрав оружие, попытались освободить минеров. Но им это не удалось, атака была отбита, крепостной пехотой. Тут необходимо отметить, что пехота, в отличие от моряков, состояла в массе своей из крестьян, и была менее сознательна. Рабочие были главной движущей силой революционных выступлений в армии. Так адмирал Никонов доносил министру: «Я полагаю необходимым хотя бы временно не принимать на службу во флот людей из числа рабочих, находившихся на фабриках и заводах». Восставшие подали знак, выстрелом из пушки к всеобщему восстанию. Артиллеристы других островов присоединились к восставшим. Штаб восстания был устроен на Михйловском острове. Восставшим удалось захватить пулеметы, артиллерию. В руках правительства оставались только два острова: Лагерный и Комендантский. Но попытка сходу взять Комендантский остров, где располагался штаб крепости, не удалась. Всего восстало 7 артиллерийских рот из 10 (около 2 000 человек).

Была послана делегация в гарнизон порта Скатудена и на крейсера «Эмир Бухарский» и «Финн» стоящих в порту. Были посланы гонцы в гарнизоны Выборга, Перки-Ярви, Тюсьбью. В Гельсингфорсе должна была выступить Красная гвардия.

18 июня началось восстание в Скатудене, где выступили 250 матросов, командовал ими большевик Михеев. К ним присоединились красногвардейцы в количестве 100-150 человек. Но поднять восстание на стоящих крейсерах не удалось. Еще вечером, предыдущего дня офицеры получили приказ любым путем не допустить восстания на кораблях, любым путем, вплоть до потопления судов. Им удалось запереть команды. Решено было, оставить порт, захватить пароход присоединиться к свеаборжцам.

Оппортунистическое руководство Финской социал-демократической партии нанесло удар в спину восставшим. Оно отказалось начать всеобщую забастовку. Под нажимом масс им пришлось все же объявить начало всеобщей стачки, но сделали они это на третий день восстания, когда было слишком поздно. Но Красная гвардия, объединяющая лучшую часть финского пролетариата, с оружием в руках выступила на стороне восставших. Им удалось взорвать мост на железной дороге Гельсингфорс — Петербург, отстрочив присылку правительственных войск. Финские белогвардейцы также активно выступили, но на стороне властей. Им удалось, подавит забастовку вожатых трамваев. Но противостояния с Красной гвардией эти банды не выдерживали и отыгрывались на безоружных рабочих.

Восставшие в Свеаборге с утра начали бомбардировку Комендантского острова. Комендант находился в крайне критическом положении. Солдаты были ненадежны, комендант с трудом удерживал их. Восставшие имели благоприятную возможность захватить остров, но восставшие решили дождаться подхода флота, обманутые заверениями эсеров, о восстание на кораблях. Это было ошибкой. 19 июня в Гельсингфорс начали прибывать правительственные войска, но переправить их на острова не удалось, так как все пароходы были в руках у восставших. Восставшие решили начать штурм Комендантского острова. Они продолжили бомбардировку. Комендант уже приготовил белый флаг, пехота все настойчивее требовала сдачи. Но тут произошло непредвиденное, один из правительственных снарядов попал в пороховой погреб, взрывом было убито около 60 человек. Этот взрыв вызвал замешательство среди восставших.

В 18.00 на горизонте появились суда. Но радость восставших была преждевременна, флот шел на помощь властям. Восставшие артиллеристы были окружены и обстреливались со всех сторон, но все равно они решили попытаться штурмом захватить Комендантский остров, но тут снова взорвались снаряды, и от штурма пришлось отказаться. Положение стало критическим, обсудив ситуацию, было решено прекратить сопротивление. Утром 20 июля восставшие подняли белый флаг.

Всего было арестовано около 900 артиллеристов и 80 красногвардейцев. Некоторым восставшим удалось на лодках прорваться из окружения. Началась расправа. 28 июля объявили первый приговор, семеро руководителей восстания приговаривались к расстрелу. Причем царское правительство, постаралось надругаться над трупами, сравняв могилы героев с землей. Всего было расстреляно 28 человек, 127 сосланы на каторгу, 743 заключены в военные тюрьмы и отданы в дисциплинарные батальоны. Все они держались крайне мужественно и стойко.

Большевистский «Вестник казармы» №7 написал: «Царское правительство убило этих лучших сынов России по всем правилам искусства, „по уставу”, даже с барабанным боем, чтобы заглушить последние слова крамольников... Не для наград, не для крестов, не для денег, не из-за личных выгод и желания „отличиться” шли они в бой с народным врагом — царским правительством. Нет! Они встали и погибли за ваше же собственное дело, солдаты и матросы! Они умерли за интересы рабочего класса и крестьянства».
Восстание в Кронштадте

Первое кронштадское восстание произошло 24-25 октября 1905 года. В тот раз оно вспыхнуло стихийно. В городе проходили настоящие бои. Между восставшими и правительственными войсками. На помощь царизму пришла самая темная реакция, возглавляемая протоиреем Иоаном Кронштадским (любимца нынешних сталинистов), при его подстрекательстве и попустительстве властей, Черная сотня организовала погром. Так на предложение матроса Котлова — помочь разогнать погромщиков, один из попов ответил, что ему не приказано «вещать толпу» и что начальство лучше знает, «что хорошо, что худо». Этот погром сыграл на руку правительству. Восстание было подавлено.

Всего было арестовано несколько тысяч матросов и 800 артиллеристов. Но в тот момент революция была на подъеме, и правительство было вынуждено ограничиться более «мягким» приговором: 10 человек приговорили к каторге, 67 к разным срокам заключения и 84 человека были оправданы. Матросы, служащие на острове после этого восстания, были разоружены. К лету 1906 года военная организация крепости состояла из 200 человек. Одним из ее руководителей гарнизона был большевик Д. З. Мануильский. Кроме большевиков в Кронштадте были сильны позиции эсеров. Было организовано контактное техническое бюро из представителей обеих партий. Опорой большевиков были минеры и саперы. На острове был также расквартирован 94-й Енисейский полк, главная опора властей. После роспуска Думы 8 июня на острове прошли аресты «смутьянов» и подозрительных. Это очень ослабило позиции революционеров. Положение среди гарнизона было очень взрывоопасным. Восстание могло вспыхнуть в любой момент.

18 июня кронштадцы узнали о восстание в Свеаборге. 19 июня Петербургский комитет принял решение принять участие в восстании. Представитель ЦК эсеров обещал поддержку флота и помощь большой дружины максималистов из Питера. Все это оказалось ложью.

Восстание началось в 11 утра. Власти заранее знали о выступление и подготовились к нему. Эсеры обещали поддержку солдат-енисейцев, также они обещали, что их сторонник надзиратель следственной тюрьмы Петрушкевич выпустит из тюрьмы 400 арестованных матросов и солдат, которые поднимут енисейцев. Впоследствии этот Петрушкевич оказался провокатором, который все рассказал начальству. По плану отряд 1-й флотской дивизии, должен был захватить главные части города и присоединить Енисейский полк. Частям 2-й флотской дивизии захватить катера и с их помощью высадить десант на форты. Минеры и саперы должны были захватить железную дорогу идущей из Кронштадта на форты. Красная гвардия должна была захватить арсенал и присоединить 4-й батальон енисейцев. Оружие для рабочих должны были доставить эсеры. Отряд минеров под командованием унтер-офицера Герасимова арестовал своих офицеров и захватил береговое укрепление «Литке» и его склад вооружений. После этого они смогли захватить поезд и на нем ворваться в форт «Константин». Форт был захвачен и над ним взвился красный флаг. Но на служащие в форту в большинстве не присоединились к восстанию, к тому же кладовщику удалось запереться на складе со снарядами.

Группа матросов 1-й флотской дивизии арестовала своих офицеров, захватила цейхгауз и смогла вооружить около 30 человек. Но тут пришло известие, что енисейцы, вместо того, чтобы присоединиться к восстанию, участвуют в его подавлении. Матросы этой группы захватили арсенал, где к ним присоединилось 30 красногвардейцев, но там оказалось всего 100 винтовок, и совсем не было патронов. Также не удалось захватить почту, телеграф, телефон.

Матросы 2-й флотской дивизии, арестовав офицеров, среди них вооруженных было всего 50 человек, сумели захватить электростанцию. Они тоже пытались поднять енисейцев, но тоже безуспешно.

План восстания начал проваливаться с самого начала. Отсутствовала также связь с судами стоящими в гавани, поэтому их команды не успели присоединиться к восставшим. Экипажи судов ждали захвата фортов, после чего они собирались принять участие в восстании.  

К утру 20-го июля стало ясно, что восстание потерпело поражение. В город вошли карательные части. Начавшаяся 21 числа забастовка в Петербурге и Москве уже не могла помощь Кронштадту. Начались аресты, всего было арестовано 300 минеров, около 2 000 матросов и более 80 гражданских лиц.

Всего за участие в восстании было казнено 36 человек, 284 были присуждены к каторге, 996 были брошены в тюрьмы и исправительно-арестантские роты

 1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments